Сто семнадцать и два. Подитог

Иногда у меня возникает странное ощущение, что я идиот. На деле, если отойти от привычных глазу словесных конструкций, оно оказывается ни фига не странным, а вовсе даже и вполне замечательным, обычным ощущением. Но верить в это трудно, особенно если ты привык постоянно искать изъяны в том, что делаешь, а после поисков лучше не становится.

Сегодня, дорогие слушатели, мы поговорим про интернет-радио. Открывайте тетрадки, записывайте число, классная работа, закрывайте, сжигайте, слушайте.

Продолжить чтение

Прямой эфир и чат

Мои радиоэфиры, которые проходят каждую пятницу с 22:00 до 23:00, отчасти автоматизированы: все музыкальные треки я загружаю в программу, в которой можно составить из них расписание и целый час спокойно о чём-нибудь говорить, не парясь по поводу «сейчас я вам поставлю во-о-от эту песенку... давай, родная, зараза, ставься! не хочет». Эфир посекундно размечен, и меня всё в этом устраивает — кроме одного.

Иногда случается такое, что до перерыва ещё две минуты, а вариацию на тему, заботливо записанную в документе, который вольно называется сценарием, ты уже выжал до состояния скуксившегося лимона. Сказал всё, что помнишь, а остальное не помнишь. Вроде бы надо поговорить о чём-нибудь ещё, но о чём — чёрт его знает. Две минуты говорить надо. Всего. Целых две минуты.

Увы, компьютер — штука точная, и ни один недетерминированный человечек не заставит его поменять настройку в два щелчка, если этого не захочет программа. Программа, что неудивительно, в два щелчка ничего сложнее прослушки и загрузки в плеер трека из расписания делать не хочет. А редактировать расписание и одновременно говорить не чепуху, может, у кого и получается, но не у меня. И вообще, это дело рисковое, потому как случайно оброненная в эфире среди пламенной речи про сессию в Вышке фраза «да что ж такое, давай уже!», скорее всего, заставит слушателя заподозрить неладное, и придётся выкручиваться. На выкручивание пресловутые две минуты и уйдут, конечно. Но лучше не надо. А вдруг уйдут, но не полностью, и придётся выкручиваться повторно?

В такие минуты на помощь начинающему интернет-радиоведущему приходит лучшая часть его эфиров — чат. В чате всегда есть что-нибудь интересное, что можно прочесть в эфире и дать отдых мозгу. А если в чате вдруг ничего нет, можно произнести заготовленную и заведённую в мышечную память языка фразу «пишите в чат и звоните по скайпу» — ещё один столп неподготовленных заранее эфиров. Чат со слушателями — спасение отца русской демократии прямого эфира.

С другой стороны, обилие интересного в чате говорит о том, что неинтересен ведущий. Но это уже его, ведущего, проблемы. Так что, это, ну — пишите в чат и звоните по скайпу. Спасёте пару-тройку минут, когда эфир ещё идёт, а мозг уже в непроглядной тьме ступора. Может, ведущий за эти две минуты станет вдруг интересен (а потом забудет, что у него всего две минуты и пропустит, как обычно, момент, когда надо затыкаться; пока поймать этот момент у него ни разу не получилось).

P.S. Интересно, что по скайпу в эфир мне звонят только хорошие знакомые. Остальные, видимо, стесняются или боятся, что адрес их скайпа попадёт в мои лапы, и я буду до конца жизни ежедневно в три часа ночи рассылать на них рекламу джойказино-точка-ком. Не буду. Даже если попросите.

Пишите в эфир, звоните в эфир. Хуже не будет.

Эфиры у меня здесь, если что: 117-2.iaveto.ru