Как заставить Васю повернуться

История про Васю, с моралью и иллюстрацией.

Чисто из интереса я пытаюсь освоить игровой движок Unity 3D. Видео делать я уже умею, а интерактивное видео — ещё нет. Решил попробовать.

В Unity я сделал себе человечка, который должен по клику мыши поворачиваться и идти туда, куда кликнули. Назовём для ясности это компьютерное существо Васей. И всё бы хорошо, но иногда, особенно когда нужно было развернуться на 180 градусов, Вася начинал идти, так до конца и не развернувшись.

Я решил: это ненормально. Надо исправлять.

Продолжить чтение

Про ограниченность свободы и утренний гав

Свобода — понятие относительное. То есть она есть, всегда и везде, но всегда же относительна. И, следовательно, неполна.

Вот, например, я живу в Литвиново в комнате на втором этаже. Если, когда я усну, посмотреть прямо в направлении от ног к голове, увидишь окно, а в окне — соседский дом. Около дома — конура; в конуре живёт щенок немецкой овчарки. Каждые восемь утра этот щенок начинает скучать по хозяевам, которые уехали в свою условную Турцию и никак не вернутся. А к девяти — прекращает.

Продолжить чтение

Сто семнадцать и два. Подитог

Иногда у меня возникает странное ощущение, что я идиот. На деле, если отойти от привычных глазу словесных конструкций, оно оказывается ни фига не странным, а вовсе даже и вполне замечательным, обычным ощущением. Но верить в это трудно, особенно если ты привык постоянно искать изъяны в том, что делаешь, а после поисков лучше не становится.

Сегодня, дорогие слушатели, мы поговорим про интернет-радио. Открывайте тетрадки, записывайте число, классная работа, закрывайте, сжигайте, слушайте.

Продолжить чтение

Интервью с Вадимом Демчог

Знаете, бывает, забудешь в весенней куртке сто рублей, весной достаёшь её из шкафа и радуешься. У меня сейчас так.

Полтора года назад я познакомился с «Фрэнки-шоу», которое семь лет делал на «Серебряном дожде» актёр Вадим Демчог. Познакомился и влюбился по уши, и до сих пор люблю. И, хотя услушался за это время по те же самые уши и бессчётное число раз был на спектаклях по мотивам, которые он ставит и организует, всё равно не понимаю до конца, как это вообще возможно — создавать такую красоту.

Тогда я всерьёз планировал учиться на журналиста, и чтобы поступить, мне нужно было портфолио. На первом в своей жизни спектакле Вадима, «Закрой глаза и смотри», я набрался смелости и договорился об интервью. Интервью состоялось, довольно большое. Три часа оно расшифровывалось, с неделю согласовывалось, и после я, радостный, пошёл искать, куда его можно отправить.

Искал долго. Везде отказывали или просто игнорировали, не сочтя нужным ответить. Не сумев продвинуть своё детище, я постепенно забыл о нём и занялся другими делами. А потом и вовсе передумал учиться на журналиста.

Говорят, хороший текст и вообще хорошее что бы то ни было перед публикацией должно отлежаться. Моё интервью с Вадимом Демчог отлёживалось полтора года. Удивительно, что за это время в нём ничего не слежалось.

Оказывается, если очень долго во что-то верить, это что-то случается. Сегодня его опубликовали на «Дискурсе».

«Всё в мире соткано из игровых моделей»

Пять пунктов про жизнь в принципе

Я устал. Закончился третий модуль в Вышке, сразу начался четвёртый, и я понял, что мне не хватает сил идти дальше. Поэтому я решил разгрузить мозг. Выключить его, перевести в режим гибернации, чтоб он вспомнил, что в мире есть не только постоянная мыслительная деятельность, а потом включить снова и бодро пуститься дальше жить.

Вот что я понял, разгрузив мозг:

  1. Мы слишком много думаем не по делу, а когда нужно думать, думаем мало.
  2. Можно всё. Все наши «нельзя» появляются из-за того, что в какой-то момент мы перестали спрашивать себя «а что будет, если...», а потом привыкли.
  3. Если хочется — надо делать. Если не хочется — не надо. Нельзя не делать? Пункт 2.
  4. Не только можно, но и возможно всё.
  5. Жизнь конечна, поэтому только по написанному выше и стоит жить. Начав жить по написанному выше, стоит забыть, что она конечна.

Читать эти пять пунктов бесполезно, нужно выдумать их самостоятельно.

Обновление

У меня, наверное, скоро начнётся аллергия на слово «обновление».

Почти все системы, которыми я пользуюсь, время от времени пытаются обновиться. Какие-то — реже, какие-то — чаще. И каждый раз после очередного обновления я силюсь понять, зачем оно было нужно в том виде, в котором произошло, и не понимаю.

Например, айфон год назад стал навязчиво предлагать обновиться до iOS 10 — автоматически, не спросясь, загружать обновление, которое кушало драгоценное свободное место, а потом на весь экран радостно возвещать: ваше обновление готово! Давайте, может, это, сегодня ночью, а? Не пожалеете! Я долго сопротивлялся. Очень долго. Пока однажды не ткнул вместо “Remind Me Later” в “Oh Yeah, Sure, Of Course, You Must Do It Now!!!!!111”, и сопротивление не стало бесполезным, как вопрос «Как дела?» или объявления «Не курить в подъезде».

Айфон офигел от радости, мигнул солнышком загрузки и пошёл обновляться, до конца не веря своему счастью.

Через час я вспомнил про счастливца, взял его в руки и офигел уже сам. Красивая система iOS 9, которая меня полностью устраивала, эволюционировала в какое-то уродство с рамочками вокруг уведомлений, неудобным пунктом управления (это штука, выезжающая снизу и позволяющая включить-отключить Wi-Fi, Bluetooth и прочее; увы, по-настоящему удобной она не была никогда) и новыми фишками, которые мне нафиг не были нужны — я не собирался очищать все уведомления в центре уведомлений двумя тапами по экрану, пользоваться усовершенствованной QuickType-клавиатурой и заменять отдельные слова на эмодзи. Прошёл год; айфон, как тамагочи, просит покормить себя очередной новой версией, но я не сдаюсь и аккуратно посылаю его ко всем чертям, чтоб он ненароком не сделал мою жизнь ещё удобнее.

Или вот, например, есть у меня компьютер на Windows 10. Я писал когда-то, что она омерзительна, и до сих пор так считаю, а пользуюсь только из-за возможности иметь несколько рабочих столов и переключаться между ними, водя тремя пальцами по тачпаду; остальные её функции совершенно бесполезны и даже вредны, потому что компьютер из-за них превращается из инструмента в самостоятельную личность. Всю прошлую неделю он ежедневно писал мне: «Приготовьтесь: мы планируем улучшить работу Windows с помощью обновления», и под этими письмами была маленькая заветная кнопка «Отложить». А вчера в очередном письме её не оказалось. Меня поставили перед фактом: не хочешь — твои проблемы. Давай, открывай интернет, ищи, как отключить центр обновления, всё равно не успеешь, мы через минуту уже начнём. Ха-ха.

Начали. Я ушёл спать, плюнув и вспомнив, что умение принимать реальность как есть — классное умение, его надо развивать.

На следующий день перестала регулироваться яркость экрана.

— Зачем? — эмоционально вопросил я. — Зачем нужно было обновлять то, что и так прекрасно работало, чтоб после обновления оно работало хуже? Для чего? Какая высокая цель достигается этими бессмысленными действиями? Тысячи людей работают над Windows 10, постоянно что-то меняют, пытаясь симулировать активную деятельность на благо пользователя, хотя пользователь их наверняка об этом не просил — зачем, о Гейтс, зачем? Или, выражаясь языком оригинала, what for?

Молчание было мне ответом. На пол со стола упала монета в десять рублей. И снова молчание.

Целый день я потратил на поиски решения проблемы с яркостью. Никаких принципиальных различий между старой и новой Windows 10 я не заметил. Можно возразить: наверняка в новой версии улучшена производительность, усилена защита от вирусов, или что там ещё обычно пишут в релизноутах, когда нечего написать. Но — внимание! — меня и так всё устраивало. Почему бы не дать мне возможность честно и вежливо нажатием одной кнопки отказаться от конкретных ненужных мне обновлений, а не выдирать с корнем центр обновления, отключая его через msconfig? Почему бы не дать мне возможность выбрать, какие компоненты системы я хочу обновить? Почему бы не перестать сводить пользование системой к противостоянию ей, не позволяя ей совершать важные действия без моего явно выраженного на то согласия?

Мораль, которая красной нитью проходит уже через несколько моих постов: не чини то, что не сломано. И ещё: пользователь должен быть умнее системы, а не наоборот. Если я вас не убедил, вот, почитайте пост программиста Вастрика, там о том же самом написано, но по-другому.

P.S.:

Нет уж. Спасибо, что даёте не.

Минский метромарафон

«Лучше поздно, чем никогда»

Народная мудрость

Если бы я писал книжку про минский метромарафон, книжка была бы тоненькая и совершенно бессмысленная, как мемуары дворника. Но книжку писать мне вроде бы и не надо, а надо написать пост — большой и красивый. И ещё желательно со смыслом. Ну и вот, короче.

Хотя нет. Не короче. Сложно писать о городе и метро, не оставившим впечатлений; а делать из мухи слона, пытаясь выжать что-нибудь из одного информационного повода, — неуважение к читателю и к самому себе (потому что главный читатель этого блога — я сам). Искать в воспоминаниях о поездке в Минск истинное вдохновение — всё равно что покупать мак и ставить потом на него Windows: вроде ты чем-то и занят, но на кой чёрт ты этим занят — никто не знает.

Продолжить чтение

Кассир: Фёдоров

На всех кассовых чеках в России всегда пишут: «Кассир: Фёдоров С.С.» Между кассиром и фёдоровым ставят двоеточие. Меня это всегда немного напрягало: вроде есть нормальная конструкция «подлежащее — сказуемое», которая используется, когда подлежащее и сказуемое выражает одно и то же. Места на чеке вроде много, можно какого хочешь длинного фёдорова впихнуть. Почему бы не писать по правилам, «Кассир — Фёдоров» — непонятно.

Но самое страшное даже не это. Самое страшное, что в школах, когда надо написать сочинение, детям диктуют со всеми знаками препинания громоздкое «Тема: „...”», хотя можно было бы обойтись простым тире, а кавычки выкинуть. В принципе, можно было бы списать этот феномен на особенности русской типографики, но тогда непонятно, почему в тех же школах почти никто ещё не освоил набор на клавиатуре компьютера «кавычек-ёлочек». Непоследовательно как-то.

Если среди читателей есть учителя русского языка или профессиональные типографы — поясните в комментариях этот феномен; может, это я чего-то не понимаю.

Добрый вечер.

Syberia III ≠ I + II :–(

Пост о серии компьютерных игр. Прочтя это, тот, кто плохо меня знает, удивился, тот, кто думает, что знает хорошо — удивился сильнее, остальные офигели. А может, нет.

Не могу сказать, что мне нравится играть вообще. У меня нет и никогда не было игровых приставок. Но на компьютере кое-что в детстве было — по большей части бизнес-симуляторы и стратегии. И был один квест. Syberia.

Продолжить чтение

Естественный отбор контента

Последние года два я очень редко смотрю новинки кино, слушаю новинки музыки и читаю новинки книжные. Долго не мог придумать, почему, и вот где-то месяца с три назад наконец придумал: потому что они не проверены временем.

Серьёзно, нет совершенно никакого смысла смотреть, слушать или читать то, что не проверено временем. В океане контента, который нас окружает, 95% — абсолютный трэш, и сканировать океан на предмет нетрэша, смотря всё подряд, — дело нехитрое и даже иногда полезное, но на него обычно тратится очень много времени и энергии, которые лучше бы потратить на вдумчивое и аккуратное изучение созданного и воспринятого ранее.

Умение сканировать — полезное умение. Но гораздо полезнее в наше время умение вгрызаться и не отпускать — полезнее, потому что с каждым годом всё реже и реже встречается.

Если произведению много лет, и оно до сих пор популярно не только среди ярых фанатов — это хорошее произведение, к нему стоит приобщиться. Если произведение только что создано — лучше подождать, пока пройдёт волна хайпа, и посмотреть, что останется, а пока ещё раз взглянуть на классику — вдруг найдёте что-то доселе невиданное. Ничто не познаётся целиком с первого раза.

Одно из возможных возражений: тогда если кто-нибудь спросит, смотрел/слушал/читал ли ты только вышедшее N — придётся угрюмо отмалчиваться, а то, глядишь, ещё и «Нет» отвечать. Придётся. И чо?

P.S. И, да, я понимаю, что если все будут так ограничивать, мой блог тоже никто читать не станет. Но, во-первых, у всех так не получится, а во-вторых — опять же, и чо?